Ищущий найдёт. Посвящается загадочной «ей».

Совокупление нижеследующих «мыслей» должно было родить что-то совершенно новое и крайне занимательное, однако что из этого получилось в итоге – решать Вам, мой дорогой читатель. Под «моим другом» в тексте подразумевается существо женского пола. При чтении становится видно, как паранойя медленно превращается в осмысленную шизофрению неизвестного происхождения. И помните, что текст – живое существо: его надо не осмыслить, а полюбить.

Внимание! Предупреждение! Призыв! Крайне противопоказано к чтению! Автор не несёт ответственности за ваше возможное параноидально-шизафреническое состояние после прочтения нижевъевшегося текста.

Когда в детстве выводишь пальцем на стекле незамысловатый узор или смеёшься первому встречному просто так, или радуешься…просто…радуешься!, или когда думаешь о том, какой трансформер попросить у мамы, или какого игрушечного солдата выбрать в игре, чтобы выиграть у своего друга, или может тебе нравится красивая кукла, а твои родители не могут её купить и ты плачешь, когда все это происходит – ты ещё жив, пока жив, уже мертв.

Жизнь можно воспринимать с трёх сторон: либо она удачная, либо неудачная, либо ты уже мёртв. Скорее всего, если ты это читаешь, ты уже мёртв, ты на 99% уже мёртв. И не надейся, что ты войдёшь в тот 1% живых, 1% это лишь мой оптимизм и только.

Сколько всего понимаешь, когда становишься взрослым. Вернее сказать, сколько всего не понимаешь! Не понимаешь, потому что мёртв. Быть марионеткой самого себя – вот что я всегда хотел. Со всех сторон доносятся звуки, они кажутся правдивыми, потому что ты их понимаешь. Запомни мой милый друг, правда никогда не становится понятной, правда всегда ложь. Только на этом держится мир. Ложь спасает, ложь похожа на правду, которую вывернули наизнанку. Я вижу как моя жизнь свёртывается. Я солгал, но сказал правду, вы не заметили?
Я пишу вам это лишь потому, что вы умеете читать, умеете лечить, умеете любить, умеете говорить правду. Нет, я погорячился, вы не мертвы. Вы самые живые из всех живых, вы красивы, вы преуспевающие и в меру умны, вы идеал самого себя. Я говорю вам правду. Разве нет?

Правда, ложь, правда, ложь – да я вожу вас за нос? Мир всегда позаботится о вас, обо мне, о моей любви. Моя любовь это вы, значит он позаботится о вас вдвойне. Быть ничем лучше, чем быть проституткой. Продаваться ему за никчёмные надежды на его снисходительность…
Умереть, чтобы быть мёртвым – вот это цель? А, может быть, вы согласитесь сегодня прогуляться до ближайшего ****, чтобы выпить там **** и потанцевать. Обязательно мы должны потанцевать. А не следующий день ещё сходим, а потом ещё и ещё…

Мы приговорили себя к смерти, когда родились, но умерли, когда узнали, что приговорили себя к смерти. Это круг придумали мы сами, чтобы, по правде говоря, солгать себе будущему. Мы все по сути проститутки, когда отдаёмся первому встречному, который предложит любовь. Нет, нет, не ту лживую любовь, из-за которой умирают, а ту из-за которой каждый твой шаг предопределён, ту правдивую, ласковую, нежную, милую, единственную… Обманешь себя – узнаешь правду, обманешь правду… Впрочем, ты не обманешь правду, что бы ты ни делал. Я обманул правду, я ничего не делал. Я соврал. В любом случае я люблю вас.

Наркотики, которые даёт жизнь, поддерживают смерть, как угли огонь. Нет, нет, не пугайтесь, не спешите сбежать от меня, ваше тело не умерло, вы не умерли, вы живы и радуетесь жизни, потому что она даёт вам шанс! Я даю вам шанс! Я опять соврал, ну простите меня!? Жизнь не даёт сконцентрироваться, не даёт вам остыть, чтобы увидеть, как она вас любит. Да, я говорю о ней, о любви, чёрт подери!

8 Июня 2008 года, Пермь, в воздухе пахнет музыкой

Холод пронизывает тело, когда наступает лето. Возможно, это последнее такое лето, когда звонкий голос птиц уже не приносит такого удовлетворения. Дитя природы покинуло этот мир, мой мир, оно теперь у другого покровителя, но я не плачу, я просто молчу и молча жру себя изнутри, как тот мальчик, которому запретили выходить на улицу вечером.
Ты не можешь меня остановить, а надо ли? Надо ли меня останавливать, чтобы убить иначе, чем вчера?! Дорогой мой друг, я впервые разговариваю с тобой на чистоту. И не страшно, что ты далеко. И не глупо, что ты любишь… Но жаль, что не своего ослёнка. Да, я сегодня увидел интересную картину: пони и ослёнок. Я ослёнок, а ты пони. Не правда ли прекрасная картина? Скорее не картина, а настоящее будущее прошлого. Пони и ослёнок, как они красиво застыли в образе моих мыслей.

Скрипка рисует, а я записываю. Я вижу другие миры подсознания, другие чувства плоти, но слов не хватает, чтобы описать это. Зелёная трава покосившись плачет под грозными шагами м****. Проходит свет, проходит тьма, но чувства наши не проходят. Они лишь медленно уходят, чтоб возвратиться до утра. А утром шелест за окном на Марсе не даст тебе забыть наш первый поцелуй надежды, который жарким был настолько, насколько может быть тот океан у ледников, прожжённый адским светом горя, того юнца за твоей спиной, поглаживающего медленно ресницы твоих ещё не грустных глаз.

Но всё ж, забудет о тебе, мой милый чемодан. Бороться бесполезно вовсе, не главное уметь молчать, и незачем прикидываться другом… Другим ты стал мой милый чемодан. Не так ли? Загадки правят нашим миром. Победы нет и пораженья тоже. Есть только вкус, но нету суква. Есть только ты, но нету ыт. Пора сомкнуть глаза за всех на свете, чтобы с утра понять, зачем слону Москва.

Ты куришь? Я смеюсь лишь потому, что солнце скоро будет плакать от дыма твоего запуганного рта и носа, и лица, и глаз… Я тоже падок на стереотипы, но только ты их не узнаешь никогда, а может, ты случайно встретишь…

9 Июня 2008 года, Пермь, пора подумать об утке

Голова на уровне 1.8 метра мешает сосредоточиться. Уютный деревянный сарайчик передо мной всем своим видом пытается сказать, что мне пора прислушаться к голосам. Идти по проспекту и не замечать эти голоса становится всё труднее. Они преследуют нас везде, и лишь очередной промокший зонтик спасает нас от беды. Задуматься, чтобы больше никогда не сопротивляться, узнать, чтобы больше никогда не узнавать – вот, что ожидает всех нас в ближайшем прошлом. Электричество владеет нами только до тех пора, пока мы не владеем огнём, мы владеем огнём только до тех пор, пока обжигаемся…

Доверившись, рискуешь сломать солнце в своей судьбе и увидеть чёрную дыру своенравных товарищей судей, которые пытаются надуть воздушный шарик, так похожий на тебя, мой милый друг. Я предпочёл надуть сам себя, но тщетные попытки удержаться в рамках здания мира закончились успехом в кавычках, поставленными судиями жизни. Вырваться из круговорота жизни невозможно, пока ты следуешь всем правилам, но лишь ты вырвешься – ты мертвец, ты счастливый мёртвый таракан с оторванной лапой, которого мучает желание великого падения.

Автобус тронулся, давно уже пора
Сказать тебе всю кривду и назначить
Тот поворот, которой я смогла
Увидеть и предотвратить.

И те семёрки у тебя в глазах,
Последние, что я увидел в жизни.

Упустишь шанс, сломаешь жизнь не только себе. Не увидишь искорки в ночи, когда уже поздно менять мир. Погасшие надежды ангелов смогут утешить и простить за те ухмылки, что утром вижу я в тебе уже давно, но не могут их заменить на счастье тех голубков, под крышей нашего двора, которые порой бывают даже милы. И карканье зимы уже не встретит нас в тот день, когда звонки ты собирать решилась лишь для того, чтоб милой быть.
Образ мысли давно перестал путаться и знание о чуме давно уже перестало пугать, но не меня. И что из этого?

Давать понятие не равнозначно ли пытать, когда пытать себя не равнозначно бредить? И сколько времени для счастья есть, когда у время планы изменились? И наконец, зачем тебе все эти ласки слов, когда ты в сказке убивать решилась?

Мы вышли вместе, даже не обнявшись…
И обувь ты сняла лишь для того,
Чтоб будущему стало безразлично.

Зачем мечтать, когда мечты сбываются так скоро? Мечты противны и предрешены, как яблоко, упавшее на землю мечтает броситься оттуда прочь, так мы, замёрзшие в трясине, мечтаем шевельнуться чуть. Подумать важно, но важнее прыгнуть в ту пропасть, что зовёт меня…
Ты знаешь, мой милый друг, зачем тебе узнать сей смысл слов? Ты знаешь, вот в чём правда! Мы обречены на знание. Эта каторга мыслей уже никогда не прекратиться. Лес перестал быть живым для нас с тобой ещё давно, но для тех маленьких существ он жив навеки. Врать надо, может быть, поменьше, но истина, враньё и правда – всё одно. Стук в дверь, возможно, не услышать, но дверь для этого снести давно пора. Дверь не спасёт от грехопадения, возможно но, спасёт твой детский смех, который слышно где-то в глубине того невиданного раньше дворца свободы, что кровью полит изнутри себя так чисто. Но смейся, смейся, мы с тобой живы, мой милый друг, лишь потому, что поняли друг друга. Мертвы мы, вот в чём правда, которую порой забыть должны, чтоб жизнью наслаждаться. Пора та длится вечно, как мне смешно… Что, правда? Нет, и точка здесь нам не поможет.

12 Июня 2008 года, Пермь, перхоть на столе выглядит довольно аппетитно

Ночь не похожа на тебя, мой милый друг. Ей не дано нас разлучить на веки. Лишь темнота поможет нам спастись от той услуги, что в народе мы зовём любовь. Дни прожиты уже давно. Настало время нам пройтись по краю брошенной мечты, чтоб очутиться в мире бесконечном. Уроки извлекаем мы не там. Всё потому что там нам не бывать, и тело бросить мы суметь не сможем.

Один день и десять лет – одно и то же?! И кто же нынче правит бал у нас? Джульетта сдохла на моих руках, а твоё тельце далеко отсюда. Да ну, не важно! Мне бить тебя уже осточертело, но где же взять тот яд, что нас отправит в бездну знаний о той оранжевой чертовке, которая с утра готова вам глаза закрыть зелёной пеленой надежды.

Мир обречён, обрёк его не я, но обречение выдумано мною, чтоб душу вашу навсегда освободить от тех оков, что не дают сменить противную дорогу. Забейте в голову и помните на веки, что телефон звонит, а значит вы счастливы!

Иллюзии меняются, меняются картины, но сердце, выращенное в неволе, податься в облака никак уже не сможет. Ему закрыты те врата, что каждый чувствует рождённым на этот свет. Тот яркий свет в конце вам не покажется трагичным тогда, когда поймёте вы меня. Недавний фрукт свой вкус теряет быстро, и лишь погода как всегда одна. Не жди, мой друг, погоды ясной, а жди погоды злой, чтоб ясен был твой разум в миг, когда листвы приходит долгожданный листопад. Уснуть в отважной схватке нам не дано…пока. Твори пока ты жив, чтоб жить пока творишь. Одна проблема для меня не решена: мы мертвецы и творчество для нас – услуга по спасенью дум, которые к нам часто во сне приходят из мира прошлого сверчка.

Ты видел, мой дорогой друг, белый и пушистый снег, который душу трогает на воле и жизнь несёт на свет земной? Та пара незагадочных прогуливающихся душ, что выбрали себе счастливую дорогу, мне кажутся милее всех моих заслуг. А что, предрешено любить лишь для того, чтоб нежностью баюкать по ночам, когда прошёл порыв разочарованья и прятать стало очень больно? Отвага заставит мучиться недолго, а вот надежда мучить любит нас своею гладкой кожей и чистым взглядом дьявола богов. Вот интересно, каков же смысл скомканной, где надпись есть: «****?».

14 Июня 2008 года, Пермь, завтра куплю бублики

Что думать, если толку мало от свежеиспечённой пиццы, от запаха которой можно лишиться нескольких минут сей драгоценной жизненной молитвы. И тот охранник, что душу продал богу своему, ему ль не знать всей сути сказки, в которую он верит каждую прожитую минуту? Работник чувствует свой долг перед отцом, но совесть игнорируя мгновенно и забывая, что причиняет боль своим прикосновеньем именно себе.

Жёлтый воздух рисует узоры у меня в душе, которые отражают нежный летний ветерок. Мой дорогой друг, как чувствуешь себя сегодня? Всё сложно? Муравьям сложно трудиться на себя, поэтому они трудятся на муравейник. Пора и нам с тобой занять уготованное место под этим градом бесполезных слёзных дум, которые молитвы нам подарили на день рождения мечты.

15 Июня 2008 года, Пермь, про фашизм и думать не смей

Боль начинает понемногу засыпать, ещё зевая и постоянно кряхтя, а дождь на улице уже вовсю радуется наступающему лету. Неловкость в ногах не спасает от неловкости в голове, а безнадёжная улыбка играет старую мелодию разочарования, когда мимопроходящий проходит мимо… Близость начинает действовать медленно, и в следующую секунду она уже целует тебя. И это медленно?! Запыхавшийся от скуки и подавленный знакомой мелодией, ты начинаешь представлять зелёные облака, на которых можно скакать куда захочешь. Глупо, мой дорогой друг, глупо думать, что утро заставит встать…

Уходящий поезд уносит с собой тот красный платок, который уютно смотрелся на фоне тёмно-зелёной поляны, где солнечные зайцы частенько теснились, чтобы поймать последний пучок сокровенного тепла. Постукивания колёс предрекают незамысловатое будущее, полное загогулин. Опоздавший пассажир уже не торопится, он просто плачет недалеко и старается вообразить себя героем. Недалеко старушка медленно шагает к нему, чтобы поделиться сочным пирожком, а поезд всё удаляется… Кружащийся ветерок выхватывает его последние слова и разносит их резкий аромат, полный удивительных открытий и обречённый на бесконечное падение в высоту. Логика присаживается на скамейку и закуривает свои любимые формулы, наступает новый век.

Темнота поглощает привычные очертания знакомых явлений и заставляет окунуться в свои страхи, дабы поверить в ночных монстров, которые похищают далёкие воспоминания. Перестаёшь верить в успех быть первым застреленным из водяного пистолета и понимаешь несколько важных многоточий, которые ты вынужден будешь заполнить, как только продашь душу за возможность быть нормальным дохлым кроликом. Прости, мой дорогой друг, но наши дороги сегодня пересеклись в последний раз, ибо твоя судьба предрешена, а моя завершена. Я обнаруживаю чистый лист, и такой соблазн измазать его кровью, что укротить себя уже не представляется возможным. Понимание истин через обрезание, нисколько не лучше понимания души через проституцию, но второе не возможно, а первое не нужно. Что говорить, наш мир уже не дышит смирно…

Покорить твой пик не так уж сложно, сложно его найти среди омертвевших растений, которые перестали радовать меня. Обычность иногда умеет выражать, как в твоём случае, все оттенки побелевшей красы. Твои покосившиеся вершины немного пугают своей остротой и заставляют прыгать осторожно и мягко. Ты рисуешь очертания будущего грациозной улыбкой и смирительной кистью, дабы правдоподобие не стало так больно увидеть.

17 Июня 2008 года, Пермь, отутюживши мозги

Открытия подсознания стараются казаться бредом, но яркие отблески всё же раскрывают их суть. Стараться не думать можно вечно, но вечность по своей сути это мгновение в рамках вселенной, поэтому думай или не думай – всё едино, всё предрешено именно в той степени, в какой проснувшийся петух начинает свою игру. Встретиться с динозаврами также реально, как, проснувшись утром, оказаться на Марсе. Реальность всегда повёрнута к нам одним боком, и, лишь случайно зазевавшись, она позволяет нам созерцать на мгновение свою интимную сторону. Важно вовремя отклониться, чтобы увидеть эту противоречивость.
Надвигающийся ураган старается обойти меня стороной. Громыхание достигает своего кульминационного конца, а беззаботный ёжик всё смотрит на свою палочку и мечтает о хитро сплетённой корзинке цветов от тебя, мой дорогой друг…

18 Июня 2008 года, Пермь, улыбаюсь для тебя

Ты должен знать, что это будет не только любовь, это будет воссоединение соединённого, мой друг. Две крупинки, два атома, два человека относительны по своей сути. Мы живёт относительно смерти, любим относительно ненависти, страдаем относительно наслаждения, да и, по правде говоря, не я это придумал… Солнце уже давно перестало питать наше тело, но где-то внутри мы всё ещё живём в ожидании нового светлого дня, когда движение маскируется от ветерка лени. Я сейчас сижу рядом с тобой, мой друг, обернись!.. Пусто? Ты просто не обернулся, я уверен. Обернулся и пусто? И что, в чём фокус, спросишь ты меня?

Вернуть утраченный шанс можно в любое время. Повороты стремительно меняют свои очертания в такие мгновения, но всегда можно проследить, что траектория твоего движения остаётся прежней. Лишний рывок только усилит боль от потерянной истории превращения в лжеца и ускорит момент пробуждения в небытие. Смотри сверху и ты всё поймёшь, мой верный друг. Двигайся вовнутрь. Я уверен, ты изменишь монотонную музыку жизни. Не забудь сохранить тайну совершенства, не забудь…

Цветок требует, чтобы его сорвали. Вам не знакомо это ощущение? Мы должны почувствовать это манящий аромат опавших листьев. Их незамысловатый свободный полёт показывает нам величайший секрет природы. Хочется запечатлеть их в памяти на бесконечность.
Слепая реальность почему-то всегда заходит в тупик, лишь изредка приоткрывая свои мысли, надежды и страхи. Иногда, чтобы поверить – надо умереть, чтобы полюбить  – надо возненавидеть. Я желаю тебе, мой друг, возненавидеть этот мир, чтобы в смертельных муках полюбить его. Такой шанс нельзя упускать, надо срочно действовать, ибо потерянная минута приводит к катализации конца. Ты должен познать бесконечность в конечности, тогда, мой друг, врата возможностей откроются твоему электрическому подсознанию.

Медленно напрягая мышцу, я двигаюсь к слегка наклонённой вершине, чтобы завершить свой день улыбкой счастья. Ты со мной, мой бородатый приятель?..

25 Июня 2008 года, Пермь, а жизнь идёт

Движение принимает красочные действия и становится плавным продолжением лета. Погасшие надежды ещё немного тёплые, но окончательно обречённые, летят в свободном падении, дабы вдоволь нахлебаться чистого аромата природных духов. Бурная природа старается высвободиться от оков и вдарить по улицам, домам, пешеходам огромной силой своих ещё не остывших слёз. Потерявшаяся птица прыжками ковыляет в горку, чтобы убежать от притаившегося рядом зверя. А я сижу в холодной тюрьме, где последней каплей любви является лёгкий ветерок, освежающий мой разум. Голодная смерть ожидает того, кто не сможет воспротивиться ей, моей музе с кинжалом в руке и ядовитым взглядом.

Изменение становится невыносимым, и тихий крик пролетающей птицы не может вывести меня из состояния свободного парения среди свободно падающих тел. Каждое движение теряет привлекательность и смысл в это время. Я уже не могу вернуться на прямой путь любви и страдания, когда ненависть приносит столько наслаждения и пасмурная погода вызывает лишь хмурую улыбку. Обманчивая атмосфера настоящего уже тесно переплелась с моим сердцем, которое давно перестало дышать. Оно урывками захватывает воздух и даже не успевает его поглотить, как уже требуется новая порция этого наркотически одурманивающего вещества. Пора закончить вспоминать о ней, далёкой музе горячего пера, которая приходит ко мне каждый день нового месяца.

Потерявшаяся среди слов картинка только подчёркивает свою красоту, и её милая улыбка только больше заставляет нас молиться о встрече. Заворожённый, я медленно закрываю глаза и стараюсь представить, что падение листка никак не связано с моим горем, которое посеяло много семян в этот раз…

27 Июня 2008 года, Пермь, горячая батарея обжигает нос

Вода ненадолго перестала чувствовать и приостановила своё движение ради того, чтобы лицезреть падение человеческой воли. Законы природы взяли передышку и, посапывая, лежат сейчас у берега последней надежды. Я медленно откатываюсь назад, чтобы увидеть свой путь и следы последних ошибок, которые оставили чёткий след на моём лице, на моём лице… Как иногда интересно увидеть пропасть под ногами и с лёгкостью представить, что это сон, который на самом деле и есть сон! Ты становишься настолько жалким и ничтожным, что пугающая пустота начинает захлёбываться от смеха при виде тебя. Но лишь смертельная ошибка поможет выбраться из удачной смеси надежд и мифов, которые витают в закуренном насквозь воздухе.

В небольшом сарайчике возможности передвижения мгновенно сокращаются до величины нескольких шагов, но

1 Июля 2008 года, Пермь, бред

Свобода имеет свойство расслабляться. Каждый шаг начинает доставлять неудовольствие. Пролетающая у окна птица уже не служит символом лета, а лишь подчёркивает наступление тепла. Со временем корни настолько разрастаются, что даже неистовый и всёразрушающий ураган не в силах возродить былую манию покорения забытых вершин. Все смыслы теряют возможность сосуществовать рядом и превращаются в раздражителей, которые то и дело норовят нажать на курок невидимого револьвера. Ничего нет! Есть лишь квартира, улица, фонарь, аптека; магазин, где продают успокоение; школа, где каждый день мы учимся ходить при ярком свете; университет, где мы учимся смотреть при свете на прогнившую насквозь душу счастливого бомжа; наконец, есть даже любовь, и поцелуи, и признания, и прикосновения, и грубое желание, и чувство пустоты порою; и не главное, что это есть, ведь ничего нет там, где можно найти.

Поверни голову и поймёшь, почему ты одинок. Возрази мне и поймёшь, почему я одинок. Полюби и поймёшь, что ты относительно не одинок в желании не поворачивать голову. Пугающее настоящее перестаёт, однако, воздействовать, потому что относительно «вчера» – это будущее, а относительно «завтра» – прошлое, то есть если исчезнет «завтра» или «вчера» не будет «сегодня», поэтому пока есть «сегодня» можно с уверенностью отметить наступление «завтра».

Единственность не требует усилий, потому что её нет. Выдуманное счастье реальнее, чем одинокая старость одряхлевшего тела. Писатель умирает, когда умирает идея, когда обыденные поступки уже не могут вместить истинную красоту познания, даже если она и относительна в этот короткий промежуток времени и абсолютна в стонущем сознании автора.
Интимность существования позволяет сгладить существующие сомнения, но не способствует славе великого мастера. Шаги настолько тихи, что шелест листвы похож на скрежет металлических ножей. Это и пугает, это и поднимает. Противоречие, возможно, способно излечить. Если ты калека, а на самом деле великий спортсмен, то слово «калека» становится лишним.

Невозможно взять возможность, потому что возможность – это всё, что возможно, а возможно, как известно, всё.
Не много кто поймёт смысл этой фразы: «…И прожил жизнь».

6 Июля 2008 года, Пермь, легко падаю в небо

Медленно пробираясь сквозь густую пелену порозовевшего тумана, я мысленно пытаюсь представить свои ожидания, свои направленные в строгом направлении будущие действия для достижения доселе недостижимого. Каждый шаг на микрон раскрывает мои опухшие от постоянной пыли глаза. Прохожие нервно вздрагивают, а иногда стараются вскрикнуть до умопомрачения, чтобы раз и навсегда испугать мой томный взор надежды, мой томный взор надежды, мой томный взор…

Выполненные задачи стопкой укладываются в забытой Богом биографии, и неосторожные движения неловкого хранителя этих задач с каждым годом становятся всё более смешными и страшно запуганными. Я уже поднялся на Эверест вчера вечером, сегодня утром мой друг тоже достиг этой загадочной вершины, а я уже раздолбайски качусь обратно к подножию, чтобы поцеловать её ушко. Обдолбанная философия уже совсем запудрила мои протухшие надежды, но в одном она оказалась права: нежное похлёстывание себя по вечерам и грубое желание отхлестать её – два совершенно разных состояния, объединённых этой солнечно-хмурой ночью в одно горбатое животное под названием ***.

Повернувшись лицом к стене уже поздно уворачиваться, можно лишь с улыбкой на лице нежно прокричать «я вас люблю мои обезумевшие от денег и власти маленькие пушистые зверьки». Хотя на третьем слове, по правде говоря, Вы уже медленно воспарите, и только упавшее тело будет напоминать Вам, мой друг, что всего лишь несколько минут назад Вы были ничем иным как загнанным в рай животным.

11 Июля 2008 года, Пермь, а снег не прёт, а снег не прёт

Бессмысленность солнца никогда не казалась такой упоительно-несчастной. Сидя в запертой клетке своих возможностей и глядя на проходящих человечков, я с маниакально-аутентичной уверенностью могу сказать, что происходящее за окном скучно в бесконечной степени. Немногочисленные звуки приближающейся осени заставляют ещё немного напрячься и прокричать о своей мечте наконец оказаться где-то рядом с горящим в аду факелом, который укажет мой истинный путь.

19 Июля 2008 года, Пермь, 13:29

Немного прошло время с моего прошлого творческого маразма, но скучность уже пропиталась в моём неокрепшем юношеском энтузиазме. Конечно, история бесконечно долго доказывает, что резкие повороты в судьбе избранного неизбежны, но ведь вероятность оказаться им подобна океану в пустыне. Островки надежды – лишь мираж и только, мираж манящий своими возможностями для самореализации накопившегося потенциала жизненной энергии. Каждое движение должно иметь свой интимный смысл, чтобы привнести в этот мир частичку неожиданности. Секрет никогда не скрывается, никогда не ныкается в ближайшую щель, он просто плывёт среди города надежд в поисках счастья. Его бессмертие тяготит мою заблудшую душу, но лишь в той степени, в какой появившаяся на моём лице улыбка тяготит случайного прохожего.

Концентрация сил, желание увязать семь сил воедино помогают старому китайцу осуществить свои мечты, но осуществлённые мечты также быстро испаряются, как не разочаровавшаяся в любви девчонка, счастливее которой, возможно, нет никого в этом грязно-нарядном мире падших сердец. Уродливые с первого взгляда места со временем…, эти уродливые порождения природы со временем…, уродливые до глубины корней памятники истории со временем меняются. Да, просто меняются. Да, так просто. Удивлён? Нисколько? Не понятно о чём речь? Зачем весь этот бред? Ответ прост: уродливый – урод – род – родник – родной – родственник…

Попутный ветер зачем-то колышет мои волосы и шепчет мне про любовь. Но я же знаю, что чёрные волосы не несут ничего хорошего. Белые, впрочем, тоже. Чёрный – это смерть, белый – рай, что в сущности для не убийцы равнозначно, но что за рай для убийц. О, рай для убийц существует! Не считайте это выдумкой, но и не считайте это правдой, лишь освободившись от оков, вы сможете ощутить дуновение рационального решения этой простой задачи. Освободитесь от трупного запаха разлагающихся в недрах вашего тела останков детских замыслов. Похороните их, но всегда храните память о них, ведь это поможет вам, мой друг, это поможет вам… Три простых слова: это поможет вам…

Эй, ты ещё тут. Тогда немного резких слов зацепят твоё вшивое самолюбие. Ты чучело, какого ещё свет не видывал. Ты ничтожество, ты конченный, ты абсолютно безнадёжен и твоя жирная морда уже никого не заставит над тобой сжалиться. Ты, да что я говорю, ты просто урод!!! Урод!!! Урод!!! Ха. Ну что? Поверил? Нет? Тогда ты урод вдвойне, раз не можешь поверить! Проснись же, наконец, хватит захлёбываться собственной слюной, пора сплюнуть таблетку – мечту шизофреника и стать на дорогу около тебя, чтобы каждый толчок был направлен туда, туда, где любимая (мелодия/машина/девушка/подушка/любимая/книжка/…) ждёт твоего тёплого поцелуя.

Два шага вперёд, поклон, шаг влево, правая рука медленно пересекает линию твоего сердца и устремляется в другую сторону, в это время левая нога поднимается и, замерев на секунду, опускается аккурат около правой ноги, затем лёгкий толчок обеих ног поднимает тебя над землёй, а левая рука делает незамысловатое движение в форме круга.

ДЬЯВОЛ: подлец ты будешь страдать…
ИТОН (прерывая): уже рогатый!
ДЬЯВОЛ: ты будешь страдать от каждого вздоха!
ИТОН (припевая): уже рогатый!
ДЬЯВОЛ (превратившись в АНГЕЛА): ты будешь любИть!
ИТОН (смеясь): уже рогатый!
АНГЕЛ (превратившись в ДЕВУШКУ): ты бУдешь любить!
ИТОН (превратившись в БОГА): уже…

9 Августа 2008 года, Пермь, притворившись

Привет, Дорогая! Если ты читаешь этот текст, значит я уже жив. Мы ещё не встретились с тобой, но где-то в будущем нас уже поджидают долгие часы пылких объятий.

24 Августа 2008 года, Пермь, оземь

Во сне ужасно хочется секса красок. Они меняются чрезвычайно быстро для меня, чтобы можно было оседлать очередной порог, не создав себе уже знакомой картины. Уверенный темп тормозящего паровоза почему-то ускоряется, при этом каждый день начинает казаться смачно испорченным неожиданным ударом по башке деревянной кувалдой. В ней есть что-то от той другой, о которой я думал, что думаю, и не ошибся в этом. Или ошибся? Чёрт его знает. Нет, я имел в виду, что той, которой я пишу весь этот бред, ещё нет рядом, но она определённо материализуется где-то там в краях далёких, за морями, за горами, где снега, а может где мартышки прыгают по снегу. Бред?! Я понял, давай будем называть меня Бред Бредов, есть здесь что-то загадочное и неповторимое, и что-то от Бреда Питта есть.
Зачем я цепляюсь за свою руку, не желая оторваться от привычки быть отвергнутым беспощадным стечением рутинности.

<серЪёзно>
любовь, мечты и секс: лишнее – секс, нелишнее – любовь, залишнее – мечты = можно ограничиться этой формулой, но можно и немного похимичить = например: люсекс или сексбовь, лючты или мебовь = и разделить эти понятия на стадии жизни:
1. мебовь (возникают очень часто, но выполняются с вероятностью 0,1%)
2. лючты (возникают частенько – выполняются быстренько и коротенько, а также мгновенько и тупенько)
3. сексбовь (результат химической реакции алкоголя, лючты и немного юмора с цветами от гучи и телом от Белуччи)
4. люсекс (самое нежное состояние эйфории, когда ничто не возникает просто так и когда оно – это именно оно, возникает…)
гениально!

интересно, а что случается с людьми, которые не прошли какую-нибудь из этих стадий? = не будем томиться и погадаем одним словом:
не прошёл 1: ловелас
не прошёл 2: ловеласофоб
не прошёл 3: итакоебывает
не прошёл 4: данетнавернолюб
</серЪёзно>

Давай мой друг встретимся, мы ведь уже так с тобой близко знакомы. Может быть, тебя устроит водопад в джунглях или камнепад в Гималаях. Нет, скорее всего, мечтопад в вверху под классическую музыку и с бокалом кефира в чуть загоревших ладонях.

Твой, Бред Бредов

22 Октября 2008 года, Пермь, вспоминается клюквенный лифчик

Случайно освещая мой путь, луна уже не может не смеяться. КПД кратковременных порывов ветра помочь телу продвинуться вперёд сводятся к банальному нулю, что не может ни радовать, ни удивлять, ни умилять. Только лишь интенсивное дыхание движет параллельное сознание к беззаботной тревоге. И что же будет с разовыми очками?

1 Ноября 2008 года, Пермь, и зачем это читать

Мысленный секс немного утихомирил поток невозможного желания получить крупинку чистого красного тельца. Может быть это звучит глупо, но многодневная практика попыток не «спиться» может только от части компенсировать нервные потоки в головном мозге, которые умудряются то появляться, то исчезать, независимо и больно, действительно больно…
Динь-дон, динь-дон. Лучик солнца отсвечивает последние минуты перед странным событием. Перевёрнутая вверх дном иллюзия становится настолько навязчивой, что даже кратковременные, но от этого нисколько не слабые порывы тяжёлого воздуха укутывают меня, медленно, и верно, и красиво.

Вообще красота страшная могила моих желаний. А Вы задумывались о смысле укороченного клинка? Возможно нет? Прошлое «будущее» иногда помогает осмысливать поток лёгких поцелуев. Уже чуть больше 5 разных, добротных, качественных и от этого настолько красивых дорог оборвалось. Много стало призрачным, всё стало тёмным, ничего не стало. Вы уверены? Вы хотите изменить кривое зеркало мира или только паразитируете на ****?
Понятие непонятного завораживает мои опухшие сосуды, однако «её», точнее их воздействие на пустую форму моего существования настолько сильно, что многодневное распиливание может вконец изуродовать это последнее чувство. Скорее смерть сжалится над спившимся и вонючим коктейлем «бомж», чем понятные вещи станут закономерностью этого бренного мира и всеобщее понимание ляжет пластом на узкосплетённую дорожку этого последнего чувства. Смешно ходить, ибо летать проще; смешно любить, ибо желать проще; смешно умирать, ибо мечтать проще; смешно мастурбировать своим разумом, проще делать ****. Ко мне пришло понимание, ко мне пришло большое понимание и… ушло, ибо ушедши, это понимание оставило след, который таит в себе гораздо более высокую с точки зрения горбатого мальчика структуру.

Солнце спрятало свои объятия, а я медленно прячу свою сырость и окончательно становлюсь белым снегом для тебя, мой дорогой друг. А может это только начало?..

3 Сентября 2009 года, Пермь, май майнд делетед форевер iic

Окутавшись тишиной, начинаешь понимать и сразу становится немного страшновато за необычайность происходящего вокруг. Малышки на миллион кружатся в вихре гнилого помидора, а небольшая дюймовочка (да есть и такие – «небольшие») медленно влюбляется в свой голос, принадлежащий ему. Многомерность одномерного мира всё быстрее начинает дифференцировать мои блудливо-улыбчивые и слегка укуренные глаза. Иногда маленькая нечайность, происходящая с нами не случайно, может деформировать любую строгую систему, с тем лишь желанием, чтобы понравиться… ей.

Сегодня я оставляю последние ростки выцветшей от сильного мороза души и отправляюсь на поиски новых параллельных миров и неизвестных квазивселенных. Может быть, это покажется не странным, но кратковременное уничтожение чревато глубоким психоананизмом, когда загогулины не могут адекватно реагировать на… всё. Одна она найдётся, а ты, мой дорогой друг, будешь и дальше наблюдать за мной, но только не мной и не тобой, и эта простая история закончилась сегодня навсегда, ибо лишь эти строки могут сохранить ту безмерную энергию любви к тебе, которая, подобно хорошо подобранному аромату духов, будет напоминать меня, никогда не пользующегося ими.

4 Сентября 2009 года, Пермь, коробок спичек в майонезе

Иногда ярость может сопровождаться неизвестным чувством пофигизма. Такое сочетание лишь извращение ума, но на практике мало применимо. В моём случае этот неизведанный коктейль малоприятной и дурнопахнущей жидкости образует что-то вроде заросшего щетиной мизинца правой ноги, непонятно и тупо. Зачем было так сердиться на отражение в луже грязноватого кефира, если проще отвернуться и заплакать, обдумывая былые красочные перипетии жизненной каши?.. Тутава возникает клоун, смешит всех и крохотные зачатки рациональности медленно потухают в лучах внеземной красоты адского пламени неизвестной жестокости и прозябающей мои кости реальности. Да будет так и сяк, и никак!
Пара ангелов проходит мимо окна, взявшись за руки и целуясь в объятьях друг друга. Прекрасно, скажешь ты, мой друг? А если их музыку счастья нарушат невидимые сознанию эмоции? Тогда многодневное приключение перетрансформируется в монстра и разрушит только что созданный мирок счастья, ибо фундамент был тонок, а воля настолько мала, что первый непотушенный окурок смог беспрепятственно сжечь зелёную зелень благоговения.

6 Сентябра 2009 года, Пермь, я люблю твой пупок

НЕДОбасня

В баньке что-то грустно стало,
Мы подбросили вино,
Соловей прикрикнув «мало»,
Смело бросился в окно.

Бородатый Дядя Стёпа,
Стал раскрашивать утёс,
И подвыпивший утёна,
Не приметил и произнёс.

Хватит палки собирать,
Нужно сено поливать,
Дабы утречком проснувшись,
Не пришлось бы огорчувшись.

Басня медленно склонилась,
Песня быстренько слепилась,
А попса идёт вперёд,
Может БОГ её убьёд?!…

Пришлось переделать мимолётную мелодию, и, заворожено прикрикивая, умиляться её красотой. Теснота костлявых взоров всё-таки подсознательно выкидывает из корзины нищеты и забрасывает на горящие угли хотения. Возможность прикинуться ослепшим иногда спасает от невозможности прикинуться равнодушным, однако килограмм против тонны резонно проигрывает в бесконечном пространстве негеометрических фигур человеческого фантома. Лишь искорка касания может подсказать лишь 1% от желаемого, но огонь и лёд, вливаясь, приоткрывают занавес примерного окончания разыгрываемого спектакля, где герой-любовник трижды закутывается в паутину из лёгкого мрамора, преломляющего судьбы в трапеции света.

7 Сентябра 2009 года, Пермь, изъятая крупица солнечного счастья

Деньги текут рекой через обширные просторы загаженной планеты. Мимолётное воспоминание заставляет плакать и молиться за «хорошее». Технология нетривиально пытается выжить среди нечистот, однако поток «свежести» в разы превышает поток природной энергии. Нет ли в этом подвоха? Есть, только в том смысле, что наглое существо не способно ценить те услуги, которые можно иметь в ограниченном пространстве. По существу, строятся мнимые иллюзии бесконечности…а зря, ибо вскоре наступила глобальная чистка, и выжили лишь цветки мира, и кучка грязных мутирующих сорняков, которые опять начнут свою победоносную, обречённую на безличие компанию по восстановлению «угасающего»… Рисуем картину, красим стены в пурпурный цвет, носим резиновые тапочки и курим, курим, курим…

12 Сентября 2009 года, Пермь, нежный топот босоножек

Глобальное закупоривание сознания всякой ерундой уже, похоже, обретает философский подтекст. Простые радости превращаются во что знает что. Навязывание ненужной сущности превращается в творческий процесс. Меняются восприятия, и картинка уж больно напоминает рай, но только доживём ли мы до него?.. Хочется вырвать слово «Карамба» из эфира радиостанции и всунуть…нет – вживить его в воздух, окутывающий нашу шарообразную планету. Может тогда будет теплее?

Кривые линии непостижимым образом стремятся к кривизне, а изнакурнож пляшет медленный танец лесу и птицам счастья, которые потерялись среди избитых стереотипов и красивых иллюзий. Зачем двигаться вселенной, если все смыслы стремятся опровергнуть это движение? Лишь за тем, что домыслы бесполезны, они есть, но только в головах.

Стройные ноги, широкая грудь и улыбка до ушей напоминают мне о свежем ветре и свежем ветре. Волосы свисают с безжизненной гримасой, показывая свою измотанность и крайнее неудовлетворение. Тем не менее, фиолетовое существо призывает к активным действиям, оставляя позади себя всякое проявление рационального мышления. Новый уровень чувствительности? Возможно! Остаётся правильно, точнее, сверхправильно определить вектор этой чувствительности и тогда любая звезда сможет стать ярче и ближе к твоему сердцу, мой дорогой друг. Оказывается, мы с тобой опять пришли к началу, где выражение «палка о двух концах» объясняет, чуть ли не всё вокруг. Точнее всё…

НЕДОчетверостишие

Что ж ты пуговка сегодня злая?
Да, возможно, мне нужна другая…
Такая слегка лёгкая и в меру милая,
Чтоб называть её любимая.

Что ж ты витаминка сегодня плачешь?
Я же говорил, что ты быстро устанешь!
От коротко мимолётных НЕДОпоцелуйчиков,
Похожих на таких пушистых зайчиков.

Что ж ты клювик так странно хмуришься?
Ещё захнычешь снова и зажмуришься!
Лучше уже давай вслепую смИримся,
И так шаловливо-нечаянно помиримся.

Вопросы множатся годами тренировок,
Ответы требуют настырного внимания,
А я хочу лишь в океане островок,
Где получить смогу частичку НЕДОпонимания.

17 Сентября 2009 года, Пермь, ропот drop by drop

НЕДОпроза

Где-то под палящим солнцем:
Помутнение рассудка, захлебнулся, повис в небе, забыл про правильные движения. Дерево, ещё дерево, сломанная лестница, дождь, короткая юбка, повисшее настроение. Кран с горячей водой, провод, мысли, земля. Колодец, вода, захлебнулся, помутнение рассудка.
Пустыня:
Утро, глоток воды, белая мгла, оранжевое настроение, медленное ускорение, кривое пространство, слабый прыжок, заря, утро.
Юность:
Иду, бегу, вижу, возможно вижу, слышу зов, да…

7 Октября 2009 года, Пермь, словесная диарея, – чёт

Я тебя уважаю, мой дорогой друг, если ты прочитала хотя бы первые мои мысли о тебе. Всё остальное мусор, засоряющий сознания людей. Возможно, будущее покажет истинный смысл, и крайне возможно, что оно только подтвердит безрезультатность ношения маски, если натура требует хоть какой-то любви. Всем спасибо. Гууудбай.

16 Октября 2009 года, Пермь, продолжение следует. – неа!?..

2008-2009

CC0 1.0 Universal (CC0 1.0)
Всё, что опубликовано на этом сайте, передано в общественное достояние в момент публикации. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ ни в каком виде не распространять и не продвигать то, что вы можете здесь прочитать. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ не ассоциировать то, что вы можете здесь прочитать, ни с чем.