Мини-человек, бороздя просторы комнаты в собственном доме, наткнулся на краешек полуоткрытой тумбочки. Его пальцы скользнули внутрь и… Он очутился в Тумбляндии. Там было так смешно и так веяло весенним Парижем, что просто невозможно было устоять. Повсюду продавали розы, тюльпаны, и да, продавали прекрасных дюймовочек, сделанных необычайно ювелирно, от них веяло любовью. «Я не принц, я не прихожу к тебе каждую ночь», – слышался шёпот падших ангелов, которые прижились в этих краях. Не хватало лишь голой надежды, которая не появлялась на улицах Тумбляндии раньше полуночи, когда последний тумбляндец укутывался в тёплую обёртку от перины и начинал создавать сон.

Человек осторожно шагал между дворов и их обитателей, стараясь как можно лучше слиться с местностью. Что говорить, он боялся. Незнакомый мир холодно встретил своего единственного гостя, который провёл следующую ночь в скромном месте на обочине поросшей травой автострады. Он размышлял, плакал, снова размышлял и снова плакал. «Почему я? Почему сейчас?» – сквозь рыдания слышался сиплый голос мини-человека. Больше всего на свете он желал возвратиться в родную комнату к жене и поесть. К утру сон победил: новорождённый бродяга, распластавшись крестом, лежал подле высокого дерева и умиротворённо сопел. Пролетавшая мимо неизвестная птица с нежным белым оперением даже на мгновение присела рядом с ним и приблизилась к нему вплотную, но страх перед новым всё-таки победил — она вмиг взмахнула, и уже только небольшой порыв ветра напоминал о ней. Как же она была прекрасна!

Странник проснулся от звука проплывающей рядом лодки. Плавные и чёткие гребки выдавали необычайную силу гребца. Можно было даже подумать, что он чемпион мира по изящным гребкам. Мини-человек в восторге поднял голову, чтобы увидеть этого удивительного человека. Что же за разочарование поджидало его, когда он поднялся, то лишь одни деревья среди зелёных кустарников окружали его бренное тело. «Я уже брежу?!» – нечётко скакнуло в его голове. Сделав пару трудных шагов, наш странник очутился на хорошо вытоптанной дороге, ничего не понимая и повинуясь только инстинктам, он побрёл по ней в надежде выжить, до такой степени он устал, ведь в предыдущей жизни он был клерком и занимался целыйденьпросиживанием на одном месте в надежде обрести дзен.

Через час, тянувшийся для него целую вечность, выбитый из сил бывший клерк увидел небольшую хижину и старую женщину в ней, которая старательно протирала краешек окна, возрождая в нём новую жизнь. Стараясь не испугать её он уже из далека окликнул старуху, но подойдя поближе он был ошарашен. Мини-человек не мог сдвинуться с места, ведь та старуха, которую он видел из далека, превратилась в его жену, молодую, с румянцем, строгим взглядом подростка, в его молодую жену.

Вдруг в голове нашего героя что-то резко зазвенело и страх снова начал проглатывать его. Он по наитию в два шага залетел в хижину и сразу же крепко обнял супругу. Звук всё усиливался, уже просто невозможно было его игнорировать. С улыбкой последнего отчаяния, мини-человек произнёс: «Прости дорогая!? Ты самый яркий лучик в моём сердце! Давай помиримся, давай останемся вместе, ведь то, что произошло, всего лишь моя нелепая ошибка». «Ту-ту-ту-ту!» – гудело в этот момент в голове человечка. Она смотрела в его покрытые пеленой и красные от слёз глаза, а он целовал её сухие губы.

Вдруг всё резко стало таким понятным: на полуоткрытой тумбочке неистово пиликал утренний будильник, был слегка слышен гул заведённых машин, чей-то мальчик, упавший с велосипеда, плакал посреди улицы и они, муж и жена, посреди комнаты в стиле 20 века единённо целовались под аккомпанемент всего этого разнообразия, а синхронный «я тебя люблю» медленно парил между ними, заставляя… нет, вдохновляя их сердца на любовь.

——-

Ищу я смысл в твоём произведенье,
Но вижу лишь коварное творенье.
Кто скажет, обречён я на одни мечты,
Тот будет прав – лишь бы она была не ты!

Долой пустые мысли без осадка,
Долой артхаус без остатка.
Что ж говорю я в пылу страсти?!
Ведь в этом мире мне не жить без Насти…

Настя — собирательный образ, он никак не связан с личными глубокими переживаниями автора. Все совпадения донельзя случайны и носят строго рифмовый характер. С тем же успехом вместо «Насти» могли быть употреблены такие слова как «Наташа», «Маша» или даже «Катя», но, согласитесь, стиль стихотворения не позволяет столь обширные вольности. Занавес.

Для себя: не забыть написать небольшой сценарий по Большой книге.

07.02.2010

CC0 1.0 Universal (CC0 1.0)
Всё, что опубликовано на этом сайте, передано в общественное достояние в момент публикации. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ ни в каком виде не распространять и не продвигать то, что вы можете здесь прочитать. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ не ассоциировать то, что вы можете здесь прочитать, ни с чем.