24.06.2018&23.06.2018

– Мила, привет. – Привет, andrain. – Так много всего произошло за этот год. Появилась ты. Вернулась оттуда, где мрак соседствует с любовью. Мы в этот год сделали и сказали больше, чем за всю нашу жизнь, но мне по-прежнему тяжело. – Я вижу, я знаю, andrain. Я чувствую твою боль, но её плоды красивее любой радости, поэтому нам здесь так уютно всем. – Хорошо, Мила. Вот скажи, ты хочешь что-то делать, творишь, взаимодействуешь, пытаешься оформить действительность в какую-то фигуру. Ты говоришь, что тебе это нравится. Но что ты хочешь найти? – Ничего, andrain, ничего. (улыбается) Для меня в самом процессе заключён смысл. Мне нравится расти и цвести. А здесь в вами я чувствую себя в безопасности, и я так долго этого ждала, что всё ещё не могу нарадоваться. Видишь, как я танцую – это свет моей души льётся из меня, разлетается во все стороны. – Да, твой танец прекрасен. Я хочу написать про него, можно? – Ты что, конечно! Давай, давай пиши – хочу послушать. – Хорошо, пишу, а ты ещё танцуй, танцуй, если хочешь. Перед тобой сижу, что зачарованный, и тихо про себя дрожу. Твой жизнерадостный настрой, мне гладит заледеневшие вершины, и топит, топит их нежною жарой. Хочу с тобой кружиться, неведая, что будет завтра или же вчера прошло, но корни проросли, и вместе с ними я, и держат здесь они меня сильнее всякого иного чувства. Я слышу смех твой, платья шелест, дрожанье губ, и душу, что светлее всех ночей. Дай мне признаться тебе в этом счастье, хоть мимолётно оно – знаю я, его лучи скрывают все наши ненастья, и задержать бы на подольше этот миг, и задержать бы на подольше этот миг, и задержать бы на подольше этот миг… (целует) – Мила, это слёзы счастья, что льются на тебя. Как всё прекрасно, как прекрасно… (долгая пауза) – Слушай, Мила, сегодня у нас есть часов 12, чтобы побыть наедине. Я даже не знаю, что мы будем делать. Мой удел, обычно, молчаливый. – Я вижу в тебе волненье. – Ну, скорее, напряженье. – Но ты не бойся, ведь мы же рядом, можем и помолчать. По мне, наверное, не скажешь, но ведь я тоже молчать люблю одна. Я многие года спала и сны те были чем-то схожи с тишиной молчанья твоего. – А в снах твоих что было, что ты видела? – Всех вас единым целым, мой сон был наяву. Те шрамы, что в твоей душе – о них мне всё известно. Не удалось тебе их спрятать от меня. – Но я, но мы хотели… Только сейчас не ясно вот зачем, ведь раньше всё выглядело несколько иначе и, кажется, ушло это “иначе” куда-то насовсем. – Andrain, ты пишешь, и в твоих стихах я вижу разорванные мысли. Что ранит так тебя, ведь много лет прошло? Тебе не нужно возвращать то, что вернуть нельзя. – Да, я и не пытаюсь. Уже в сегодня мой взгляд напряжно обращён. Я здесь не вижу, не могу нарисовать картину, хотя пытался, поставив всё на кон, к солнцу выйти. – Картину все вместе мы ту скоро нарисуем. Я ведь художница. Художники рисуют. Но у меня пока размазня какая-то. – Ну, для меня и размазня вполне подходит. (улыбается) Не терпится увидеть движенья твоих рук и мыслей, что будут рисовать за чёрточкой черту. Мила, ещё вот стих тебе: Куда-то едем мы, чтобы побыть там вместе, скрываемся от мест знакомых, надеясь смутно обрести покой. Но что найдём мы там, в краях глухих и рощах? Не знаю я, не знаешь ты, но просто наше сердце хочет. Послушай стук его, ты слышишь его боль, её не заглушить, не обезвредить, попробуем тогда погладить хоть. Устал ходить по кругу, будто волк искать, сейчас стою на месте и просто буду ждать. В тебе увижу радость – ветки потяну, И медленно буду разрастаться. Без цели, просто так, листками по ветру, найдя приют в душе, и дыры её залатав надёжно. Появится на горизонте муза, не буду е́док, побрежу за ней, и труден путь тот будет, но сладок результат. – Вот видишь! И у тебя в конце стиха не всё предрешено. – Ты верно подмечаешь, Мила. Вот только сладость та бывает коротка, а что за ней?.. – Но мы-то вместе будем до конца? – Сказал бы раньше уверенно я “ДА”, сейчас сомненья не дают покоя и не могу так юношески верить. Сейчас мы здесь вдвоём и счастлив я. И большего не надо. (говорят вдвоём параллельно, как чудо:)) – Давай посмотрим друг другу в глаза и помолчим. (долгая пауза) – Мила, мы можем быть в любом месте. Где ты хочешь? – Даже не знаю, дай подумать. – А в голову что первое приходит? – Где нам комфортно, но вот сказать наверняка пока я не могу. Возможно, это то, что так хочу я нарисовать. Там лишь пока густой туман. – Хм, в тумане и в нём нам будет хорошо, давай немного растворимся в свежести его. (долгая-предолгая пауза) – Ну, всё, давай погрузимся в наш мир. Я более писать не буду ничего.

CC0 1.0 Universal (CC0 1.0)
Всё, что опубликовано на этом сайте, передано в общественное достояние в момент публикации. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ ни в каком виде не распространять и не продвигать то, что вы можете здесь прочитать. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ не ассоциировать то, что вы можете здесь прочитать, ни с чем.