Оглавление (как и полагается для хорошей книги)

1. Мы проснулись на краю обрыва в океан.–Мила
2. Глоточек ледяной воды
3. <тут пока тайна>
4. Их первая ночь
5. <тут пока тайна>
6. <Валерик>
7. <тут пока тайна>
8. Поучительная сказка для девочек
9. В меня вселился Лермонтов
10. <тут пока тайна>
Мне надо (условный конец)

Предисловие

Знаете, был в истории такой господин Джозеф Смит (см. википедию). Так вот, к нему однажды снизошёл то ли ангел, то ли бес и назначил его мессией (ну или чем-то вроде этого), которому предначертано судьбой спасти мир. Короче, очередной избранный (читай больной на голову, как и я).

И много девушек пали у его ног.
И много жён было в его пастели.
Заманчиво? а как же!

Тогда я подумал, а чем я, собственно, хуже этого проходимца. Тогда интернета не было, а сейчас есть, и у моих ног будут миллионы самых вкусных тел.

Тут меня вдарило порядком в голову и в меня снизошёл Демон Лермонтова, а потом и он сам.
Осталось дело за малым — распространить как можно чудеснее эту информацию о моём откровении и собирать сливки (с молоденьких упругих г…ей и п…к).
Начнём-с.
——————–
Если серьёзно, то…
А, впрочем, давайте без этого…

Ув. высоконачитанные и высокообразованные товарищи судии моих неудавшихся опусов. У вас, верно, возник невольный вопрос, зачем я сделал такое предисловие и им шокировал вашу неокрепшую психику.
Поясню.
Быстрее убегайте отсюда, т.к. дальше будет то, что разрушит вашу личность. Неподготовленному читателю лучше сюда не лезть — УБЬЁТ!
Я предупредил, и совесть моя чиста как голубь. И не надо мне потом писать в комментарии всякое разное — только если уж совсем припрёт — пишите — чего делать, помогу чем смогу — не обещаюсь — даже не отвечу.

4. Их первая ночь

Предвосхищая влажные фантазии неопытных девушек и недоумение на лицах опытных дам, спешу сообщить, что я девственник и пишу для девственниц — остальные идите лесом — вам нас не понять.
Если вы настолько тупы, что не понимаете ценность невинности и её тайну, то лучше молчите.
Если вы понимаете — мне вас жаль, ибо невинность даётся 1 раз в жизни при рождении, и вы её потратили, и, скорее всего, зазря.
А девственницам желаю подольше мучить меня, ибо я чувствую, что когда-то сдамся и придётся прекратить эти духовные оргазмические практики. Но я буду держаться до последнего оха. Ближайшая цель — 30 лет. Ну а там как пойдёт.
И посмотрите на взрослых дам и мужей, в них столько фальши, что хватит на океан их страхов.
И если вы будете уверять меня, что секс — это круто и я ничего не понимаю, то тоже идите лесом, ибо мне 29 и ваши страхи больше на меня не действуют.
Я могу любить любую всегда страстно и до конца, не обладая ею, и это что-то да значит.
И я очень люблю разрушать ваши жалкие стереотипы, которыми вы кормите неокрепшие умы.
И с наслаждением буду делать это дальше, как полагается настоящему писателю — пропуская всё через себя. KISS
——————————————–
Наступал вечер. С юга надвигались чёрные тучи и было понятно, что скоро этот город утонет во тьме.
Посреди улицы в самом центре мегаполиса стоял молодой человек в чёрной пухловатой куртке и с некой влюблённой гримасой на лице. Светофор мигал жёлтым, и он мысленно подсчитывал количество миганий, ибо девушка задерживалась уже на 10 минут и ему было скучно.
Машин и вовсе на улице не было. Тишина загадочно будоражила его юношеские мечты.
Сегодня будет их первая ночь.

Он не знал, что девушка уже давно наблюдает за ним с другого конца улицы и загадочно (прямо, как тишина) улыбается. Наверно, так улыбались в своё время ведьмы, когда их вели на костёр.
Тем не менее, на ней было всё как положено девушке, которая ждала этого часа 28 лет.
Было немного заметно, что она дрожит, но это знаем мы, ибо мы видим её насквозь, а вот случ. прохожий ничего бы и не заметил такого.
Погасший фонарь над ней скрывал её силуэт во тьме, и, если бы не случай, возможно, молодой человек стал бы уже немного подозревать нехорошее, НО

Вдруг из-за угла выехала машина, кажется, это был какой-то немец (точнее немка), и разящим ярким светом фар осветила её неповторимый образ.
В этот миг она заметила, что он её заметил, и делать уже было нечего — она ничего не показывающим шагом уверенно направилась к нему.

Луна вышла из-за туч, и стало светло как днём. На лице молодого человека засияла улыбка, и он уже даже забыл, что обещался ей купить самый красивый букет из <…>. Когда он про это вспомнил, как вы понимаете, было уже поздно.
Но это и хорошо, что не случилось такого происшествия, ибо цветы принадлежат земле и жестоко их вот так умерщвлять.
Да и девушке они особо не нужны были: она была больше по части стихов, а он как раз написал ей коротенькое.
Текст на листочке, который он торопливо достал, был весь испорчен влагой от попавшего в карман снега, но там было что-то типа:
Моя дорогая <…>
Ты видишь я леденею
Отвори же своё сердце
И впусти туда погреться

Пусть мы с тобой 3 года
Для меня всё здесь ново
И касанье твоих губ жжёт
Даже больше, чем в тот год

Я сначала тебя любил
А потом я тебя убил
И, возможно, нам миг разлюбил
Ну какой же я был дебил!
——————–
Когда он вспоминал последние строчки этого смешного стихотворения, девушка уже подошла, небрежно выхватила помятый листок из его рук и бросила прочь, добавив
– Хватит меня насиловать стихами, я тебя люблю не за них, хоть ты и думаешь, что за них.
Чуть понизив голос, она ласково добавила
– Глупенький мой.
(Тут стоит сделать отступление и сказать, что слово “ласково” мало выражает её интонацию. Если вы когда-либо слышали, как первая утренняя птичка начинает свою песню, ненарошно нарушая тишину, то вот это было похоже на её голос, который невозможно было спутать ни с чем, настолько он отдавался в голове всеми цветками летней прохлады переродившейся природы.)
——————
– Глупенький мой? – вопросительно повторила девушка.
Но молодой человек молчал и какая-то тоска читалась в его глазах.
Странный он был какой-то человек. Может, за это она его любила, а, может, и нет. Загадочная женская душа…
– Мы сегодня станем взрослыми. – ОН
– По всей видимости, да. – ОНА
Чуть погодя
– А, может, ещё потерпим? – ОН
– Глупенький:)
И её чуть влажные губы коснулись его губ.
Он закрыл глаза и, видимо, просто наслаждался моментом.
Поцелуй был не долгий, но послевкусие на отпускало нашего мальчика ещё долго.
– <…>, зачем мы живём? ведь всё кругом так мрачно-смешно выглядит. И только ты ещё даёшь мне силы иногда улыбаться, натягивая на себя сомнительную, но искреннюю, маску счастливца, ведь рядом такая ты…
И нежность пронзила эту ночь…
– <…>, право, твои комплименты похожи на траурный марш. Но мне нравится.
И она слегка толкнула его в бок, чтобы вывести из оцепенения.
– А ты как-то готовилась к этому специально? Я вот просто причесался.
(Тут стоит заметить его чувство юмора, ибо волос на нём было ровно 0,5 см.)
– Конечно! Прочитала молитву за наше счастье и одновременный оргазм.
(Стоит отметить, что с самоиронией у неё тоже было всё в порядке.)
Они переглянулись и рассмеялись.
Смех длился недолго.
К ним приближалась компания выпивших молодых людей (человек 10), и почему-то на миг показалось, что сегодня может случиться что-то плохое…
——————
Сразу разрушая интригу и спонтанные ожидания читателя, скажу, что плохого ничего с ними не случилось.
Просто иногда это детское чувство шалости, что ты так искусно заинтриговал ничего не подозревающего читателя, даёт писателю почувствовать свою власть.
Не откажите в сей милости и мне.
——————
Компания прошла мимо. Девушка выдохла. Парень даже и не заметил этой придуманной опасности.
Пока у него было пара минут, он успел подумать о недавнем случае:
Некая мадемуазель, которую он как-то неосторожно полюбил, будучи наивным юнцом, вызвала его на разговор и в осуждающей манере высказала всё, что она об нём думает.
Не примкнув добавить, что благодарна судьбе, что отвела её от такого мерзавца, как он.
На что он заметил: “Премного благодарен за столь позднюю откровенность, но надо мной властна только моя правая рука, а ваши эмоциональные выкидыши лишь тешат моё самолюбие.”
На этом бы разговор и кончился, но она запела что-то про любовь и что он лжец. Ему пришлось дослушать с закрытыми ушами. Короче, он её так и не поцеловал, чему и был вполне рад.
——————
– Милый, ты что такой задумчивый?
– Да, так, вспомнил юность, ничего важного.
– Пошли уже, мне не терпится.
(Тут она слукавила, ибо в ней было другое чувство. Оставим интригу и не сообщим о нём. Подсказка: в конце всё вскроется.)
Они двинулись, держась чуть поодаль друг от друга. Вообще, если бы читатель оказался рядом с ними, то верно принял бы их за 2-х бомжей, нежели за влюблённую парочку, и только ярко-оранжевый шарфик на девушке, возможно, вызвал бы в нём (читателе) сомнение в столь поспешных выводах.

Они вообще мало общались и никогда не держались за руки. Такая садиковщина им не нравилась. Но если бы вы видели их редкие поцелуи, уверяю, вы бы простили им все их странности.
Лучше только, наверно, свежий утренний туман над рекой в тёплой летней прохладе. Да, их поцелуй, можно было бы так описать.
И, знаете, они никогда не спрашивали друг друга о том и сём. А можно тебя поцеловать, а обнять, а потрепать. И всегда понимали друг друга, как будто читали чувства без слов.
И автор сего опуса решительно не понимает, как такое вообще возможно, но он всё это видел своими глазами, а глазам он привык доверять. Ну что поделать — наивный…

Через некоторое время они поравнялись с 5-м домом, зашли во 2-ой подъезд и скрылись в темноте коридоров, ибо они жили в городе N, где очень часто воровали лампочки, но это уже совсем другая история…

На этом месте автора настигла такая тошнота, что он решительно отказался от продолжения этой истории.
За что просит прощения у читателя. Впрочем, в той ночи не было чего-то нового. Всё как у всех.
Только оргазм был одновременный (что редкость в наши дни). Видимо, молитва всё-таки сработала.

                                                                                                                                 Z

8. Поучительная сказка для девочек

Жила-была очень красивая и весьма не глупая девочка.
И была она первой красавицей в классе. Все мальчики были у её ног и носили ей цветы.
Но был один мальчик, который никогда не дарил ей цветы, но очень её любил.
Он был очень робкий и ранимый, но в свете слыл умным и свободолюбивым.
И она полюбила его тоже (а как не полюбить?)
Но она была очень горда и никогда ему не говорила об этом.

Шли годы, росла её красота и грудь. Другие девочки завидовали ей, но что было поделать? ведь противу фактов не попрёшь.
И мальчики всё больше и больше её хотели. И она знала об этом.

И вот однажды она решила проучить этого свободолюбивого мальчика и ранила его прямо в сердце.
Не со зла, конечно, но ей очень уж хотелось его задеть за то, что он не борется за неё такую.
И у мальчика разбилось сердце…

В этом же классе была очень умная и по-своему красивая девочка.
И ей тоже нравился этот мальчик.
Она всегда завидовала той красивой девочке и нередко плакала по ночам, когда видела, как этот мальчик смотрел на ту другую.
Она думала, что всё дело в красоте. И никто не смел ей перечить в её детской наивности.
Она старательно училась, постигала науки и любила читать разные книжки, которые её отец заботливо ей отбирал.
И, как ни странно, эта умная девочка тоже была очень горда.
И хотя мальчики её особо не замечали, но она-то знала, что красота уходит, а ум вечен (ну, либо догадывалась — тут автор не знает точн).
И когда иногда этот мальчик по школьной необходимости заговаривал с ней, то она держалась уверенно и никак не показывала то, что он ей очень нравится и она даже по ночам грезит о нём.
Так ей казалось делают благородные девушки в её возрасте.
И мальчик так никогда и не узнал о её грёзах (хотя почему тогда появился этот текст?)

Тут можно было бы закончить,
но продолжим…

И в этом же классе была очень тиха и замкнутая девочка.
И, что странно, она любила этого же мальчика всей своей детской девичьей душой.
Но она была очень скромная и не решалась соперничать за него с той красивой и той умной девочкой.
Но своей подруге она не могла лгать и всё рассказывала ей.
И про то, как ей хочется, чтобы этот мальчик заметил её, и про то, как ей хочется, чтобы он пригласил её на танец.
Но подруга на то и подруга, что пошла да и рассказала об этом мальчику.

А мальчик пропустил это мимо ушей.
И они так никогда и не потанцевали…

И все три девочки были абсолютно разные, но почему-то любили одного и того же мальчика.
Может, они знали какой-то секрет?
Впрочем, сейчас об этом уже никто не расскажет…

Прошло много лет. Много воды утекло. Много слёз было пролито и много всякого разного произошло в мире.
Та красивая девочка нашла себе мужа по образу и подобию того мальчика — чему была рада (так она себе, по крайней мере, говорила).
Та умная девочка много настрадалась, но нашла-таки чуть глупенького, но очень перспективного кавалера. Он, конечно, не догадывался, что она это больше уже от безысходности сделала. Ну и ей управлять нравилось.
У той скромной девочки сложилась своя маленькая скромная счастливая судьба. Появились детки. И она благополучно забыла про того мальчика.

И тут можно было бы закончить, но это было бы нечестно по отношению к этим прекрасным девочкам, поэтому добавим финальные слова:
А тот мальчик всё знал, но был тем ещё эгоистом. Конечно, он видел эти распускающиеся цветки и каждую ночь представлял всякое мальчишеское. Но когда приходил в класс, всегда становился недоступным идеалом мужской красоты.
И этот мальчик был самым несчастным из всех. Он не мог понять, за что судьба так поступила с ним. Он стал замкнутым и нелюдимым. И хотя у него было всё — больше ни одна девушка его не хотела.
В общем, он быстро скукожился и умер в 26 лет от хандры или спЛина, но больше, конечно, от случая, что я расскажу чуть дальше…

Из умных книжек мы знаем, что в каждой сказке ложь, но есть и намёк.
А есть ли он в этой сказке?
Я думаю нет, но тот мальчик, когда он мне всё это рассказывал – он – плакал, и во мне промелькнуло то чувство, когда первый раз касаешься девочки-почти-девушки, и я тоже невольно заплакал вместе с ним.
И слёзы скрепили последние слова этой нелепой сказки.

PS
Через много лет одна из этих девочек написала мне. Она всё не могла понять, неужели на этом сказка и закончилась.
И тогда я ей отправил последние слова того мальчика, которые он заботливо передал мне перед тем, как сесть в машину и разбиться насмерть.
Там было написано:
«Девочки, какие бы вы ни были: красивые, кривые, умные, глупые, толстые, худые, испорченные курением или разукрашенные помадами — я любил каждую из вас и каждая из вас была для меня уникальным неповторимым цветком!
И именно потому, что я очень люблю цветы, я не сорвал ни одну из вас.
А мог бы и хотел, и даже иногда был весьма близок к этому.
Я знаю, что вас сорвали другие и им досталось всё наслаждение вашими цветущими запахами. Они забрали вас, и мне бывало от этого очень грустно.
Но сейчас, отправляясь в своей последний путь, я не жалею об этом. Потому что знаю, что вы никогда не осудите меня за такое моё странное поведение.
Давайте же в каждой девочке видеть прекрасный цветок. И, может, тогда мы не будем рвать его, а будем лелеять, ухаживать за ним и приходить к нему каждую ВЕСНУ, чтобы насладиться его изменчивыми настроениями!»

Он отдал мне эту записку, и больше мы не встречались. Спустя много лет я узнал о трагедии.
Тут бы всё закончить. Но грустного финала не будет!

Они все потом, конечно, поумирали, но встретились где-то в вечности, много смеялись над собой и закончилось всё очень позитивно. Они все друг друга любили и т.д. и т.п.
И переродились в один и тот же день.

9. В меня вселился Лермонтов

В меня вселился Лермонтов!
    Ну в самом деле
        Стих на пределе
            Погибнуть на дуэли
Какая злая шутка!..

И я хочу под пулей лечь
И было бы за что — и есть!
Я вижу в мире одну лесть
И есть же повод биться
                      за свою честь!

Вы спите? и грезите карьерой, женщинами, властью
Слепцы! вы выглядите как наивной мразью
Опасность! язычок свой прикуси мерзавец
Угрозы ваши? пфф, я смерти оборванец

Вы дайте, дайте мне ножа поглубже
Чтоб кровь струилась из меня рекой
Мне ваши почести давно уже не нужны
И новым временем начертан я — герой!

Постой… но кто ты, мы тебя не знаем
В ютубе нуль подписчиков — смешно!
Я просто нахожусь вне ваших баек
Я мог бы накрутить хоть миллион — давно!

Вы знаете, он был хорошим малым
Я прослыву таким же — время жить!
О, боже, да кто ты ноунейм без пары
Я в смерть лечу — меня не излечить!

Мне 29 — молодой и страстный
Готовый до конца идти за них
Мне среди вас
    здесь оставаться
        будет странно
Я жду финал
    чтоб стих мой…плавно стих…

——————–

Пройдут тысячелетия — весь хайп ваш
быстро все забудут без труда
А я пишу на вечность — в этом сила, брат
не трудись за мною легион добра.

И, может, я перегибаю палку
И где-то резко обнажаю твою лесть
Но что мне делать? мир — сплошная свалка
Такие меры здесь лишь вынужденная жесть

Я есть философ — мне тряпки не к лицу
Я даже очень бы желал остаться голым
Они твердят вам — быть богатым модно
Любая мода ведь проходит, только и всего

А что потом от вас останется, о, люди?
Кривлянья и смешки — пустая смесь!
Да, растить добро во все века было не в моде
Но, присмотревшись, я вижу в этом что-то есть!

Как будто зло меняет очертанья
Как будто манит и зовёт детей
Но в мире копится и копится познанье
И с каждым циклом здесь становится
                                            СВЕТЛЕЙ

Да, мне не увидеть торжество любви
И мне немного грустно — врать не буду
Но оглядясь внимательно, я говорю себе — живи!
И покажи пример другим — Я НЕ ЗАБУДУ!

(08.03.2019)

CC0 1.0 Universal (CC0 1.0)
Всё, что опубликовано на этом сайте, передано в общественное достояние в момент публикации. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ ни в каком виде не распространять и не продвигать то, что вы можете здесь прочитать. Автор, отказавшийся от всех авторских прав, ПРОСИТ не ассоциировать то, что вы можете здесь прочитать, ни с чем.